Запланированный на 9 октября развод сил у Станицы-Луганской, к счастью, не состоялся. Во-первых из-за обстрелов, которые пророссийские боевики не прекращают (сегодня опять были погибшие). А во-вторых, из-за выступления проукраинских местных жителей, которые боятся, что ВСУ оставят населенный пункт.

Людей было не очень много. Но необходимо понимать, что для них вывод войск практически наверняка означает либо необходимость оставить свои дома и уехать, либо обрекает их на верную смерть. Если зайдут сепаратисты, их не пощадят.

Одно дело. отвести войска и оставить нейтралку, голую степь, а другое — бросить на милость боевиков населенный пункт с тысячами украинских граждан. Кто может дать гарантии, что завтра туда не зайдет какой-нибудь Мильчаков и не станет отрезать головы, всем, кто будет объявлен «бандеровцем»? Достаточно просто вспомнить историю предыдущих договоров с россиянами и их сателлитами, чтобы понять, что эти договоренности не соблюдаются. Мало того, наши противники даже бравируют этим. Вот недавний пост Безлера, например.

%d0%b1%d0%b5%d0%b7%d0%bb%d0%b5%d1%80-%d0%bc%d0%b8%d1%80

Примеров таких было уже столько, что все не перечесть. Самые известные — это «зеленый коридор» для окруженных в Иловайске солдат, а также Дебальцево. Согласно вторым Минским соглашениям, Дебальцево и Углегорск — это вообще-то украинская территория. Однако, мы знаем, Минские соглашения были нарушены уже на следующий день после их подписания. Как вы помните, второй Минск был подписан 12 февраля 2015 года. Захват Дебальцево российскими войсками и формированиями местных боевиков произошел 18 февраля. Так что выполнение Минских соглашений и отвод войск следовало бы начать именно с Углегорска и Дебальцево. И выводить оттуда войска должны были боевики. Однако этого не происходит.

Вместо передачи Украине территорий, захват которых по словам ОБСЕ был прямым нарушением Минска, происходит фактически сдача новых территорий. В чем здесь украинский интерес?

Возможно, кто-то считает, что таким образом можно остановить войну и спасти человеческие жизни. Увы, это ошибочная мысль. Вывод войск и отступление приведет лишь к тому, что фронт переместится в нашу сторону. Кроме того почти наверняка будет уничтожено проукраинское мирное население в тех населенных пунктах, которые мы оставим врагу. Так уже бывало раньше.

Чтобы не быть голословным, остановимся на конкретных примерах из того же Дебальцево. Пока там стояли наши войска, многие местные жители так или иначе с ними контактировали. Кто-то действительно симпатизировал, кто-то просто имел вынужденные контакты на бытовом уровне. Судьба таких жителей после захвата города, как правило, была незавидной. Вот история лишь одной дебальцевской семьи, описанная на местном сайте Дебальцево.Онлайн, админы которого эвакуировались из города вместе с ВСУ.

Привожу текст полностью, без изменений:

«Фермеры Людмила Николаевна Сокол и Николай Николаевич Ясинский проживали с младшим сыном в селе Коммуна возле Дебальцево. Всё, чем они «провинились» — к их дому на краю селения приезжали за водой украинские военные, дислоцировавшиеся неподалеку. После перехода города под контроль «ДНР» Людмила и Николай были похищены средь бела дня, а их 27-летний сын после продолжительных пыток — садистски казнён за поддержку Украины.

%d1%81%d0%be%d0%ba%d0%be%d0%bb

Сашу убили показательно, — считает сестра покойного Наталья Сокол. А причиной доносов на семью фермеров стала человеческая зависть. — Мои родители вставали в 4 утра, работали, как пчёлки, и ложились поздно. В семье никто не пил. У нас много своей земли. Саша сам сеял и убирал поля, своими руками всё ремонтировал…

Наталья рассказала подробности произошедшего с её семьёй после прихода «русских братьев» в Дебальцево.

— 5 Марта 2015 г в 7.00 утра мои родители выехали на синей «Ниве» из села Коммуна в Дебальцево продавать молоко, творог, сметану, и домой не вернулись. Я звонила целый день, но никто не отвечал. Мой младший брат Александр Сокол ждал родителей до обеда, но они так и не вернулись. Тогда Саша пошел пешком из Коммуны в Дебальцево через все блокпосты, спрашивая о родителях, но никто их не видел. Саша написал заявление о пропаже в полицию «ДНР», заявление приняли.

Через время я узнала, что родителей задержали, когда они покупали хлеб в магазине на Лесной. Подъехал военный «Урал» и люди в форме вывели их из магазина, маму посадили в «Урал», а отца в его «Ниву», машины уехали в разных направлениях. Позже мне сообщили, что отца расстреляли в тот же день.

По дороге домой брат встретил друга, который рассказал, что в их двор заезжал военный «Урал», и в него что-то грузили. Друг предостерег, но Саша всё равно вернулся домой, потому что надо было покормить животину и старую бабушку, которая еле ходит. Когда он вернулся, то увидел, что в доме всё было перевёрнуто: забрали ноутбук, два электрогениратора, золото, документы на технику… Позарились даже на купорку, тушенку. Брат продолжал названивать родителям, но безуспешно. Тогда Саша позвонил мне и обо всём рассказал — я слёзно умоляла уходить из дома, в результате он оставил возле бабушки много еды и воды, покормил хозяйство и на время ушел. Потом сообщил, что вернётся домой, пойдёт сдаваться, чтоб отпустили маму — я его умоляла, чтоб он этого не делал. В итоге договорились созвониться в 23.30, но кто-то уже сбрасывал мой вызов. А потом телефон Саши отключили…

Как рассказала бабушка, в тот день в дом зашли два десятка военных в масках и требовали сказать, где внук. Незваные гости остались выжидать, и брат всё-таки вернулся домой…

Через время соседи рассказали, что Саша сильно кричал пол ночи и просил о помощи. После чего он пропал.

Нашли Сашу перед Пасхой, в заброшенном доме. Голова была чёрная от удушения проволокой, руки — согнуты в локтях. В районе сердца была дыра.

В медицинском заключении позже написали, что смерть наступила вследствие «повреждений, действий, предусмотренных законом, и военных операций». Бланк свидетельства был на украинском языке, а печать — «дээнэровская».

%d1%81%d0%be%d0%ba%d0%be%d0%bb-2

Потом забрали всё наше хозяйство, тракторы, комбайны, плуги, сеялки, культиваторы, зерна на миллион, вынесли всё из дома… Всё, что наживали родители и мой Санька…
Со слов местных жителей Наталья узнала, что тракторы её родителей оказались в распоряжении российского военного с позывным «Арда». Техника фермеров по сей день стоит на месте бывшей оптовой базы на Лесной, ею теперь вывозят металл, чистят снег по необходимости. Известно, что эти тракторы использовали, когда разбирали на стройматериалы ресторан «Триумф».

Как говорят местные, «Арда» (настоящее имя — Алексей) прошел не одну войну, в Дебальцево он главный над отправленными сюда российскими военными. Вместе с походно-полевой женой из Коммуны «Арда» поселился в присвоенном себе доме местного предпринимателя. На «Арду» Наталья писала заявление в прокуратуру Донецка, просила помощи, но в её адрес стали приходить угрозы.

Есть у россиян и помощники из местных: например, Александр Колесников из Коммуны лично занимался вывозом техники односельчан, присвоил себе и их землю. Позже «бизнесмен» Колесников предлагал жителю Дебальцево продать всю технику фермеров и поделить деньги. — С приходом «ДНР» Александр Кузьмич стал главным в Дебальцево по приёму металла, — рассказала Наталья Сокол».

Наталья долгое время надеялась, что мать с отцом могли быть живы и находиться в плену, хотя предложения о выкупе к ней не поступали. Но позже выяснилась страшная правда. Спустя почти год после похищения труп Людмилы Николаевны Сокол был подброшен с отрезанными конечностями к ее дому. Женщина была в том рабочем фартуке, в котором пропала. По мнению свидетелей, сложилось впечатление, что женщину убили давно, но труп где-то долго хранился и не имел признаков разложения. Украинская сторона не имела доступа к проведению экспертизы. Людмилу Николаевну захоронили на оккупированной территории без родственников (на могиле указана дата пропажи, так как дата смерти не установлена).

%d1%81%d0%be%d0%ba%d0%be%d0%bb-3

О Наталье и ее похищенной семье писали самые разные СМИ. Эта история получила широкую огласку. Но сколько было таких же страшных случаях, о которых сегодня некому рассказать? Десятки, сотни, тысячи?

К сожалению, сегодня в стране нет ни одного человека, который может гарантировать безопасность жителям Станицы-Луганской. Никто не может быть уверен в том, что они не повторят страшную судьбу семьи Сокол. Удивительно, со времени захвата Дебальцево и Углегорска прошло всего полтора года, но все уже как будто забыли о том, что там происходило. Никакие миссии и наблюдатели не смогли защитить жителей Дебальцево от пыток и расправ. Мы до сих пор не имеем никаких объективных данных о том, сколько людей там было уничтожено таким образом. Нет никаких цифр, известны только отдельные случаи, как с семьей Сокол. Но, как по мне, и этого хватит с головой.

Вывод войска из Станицы — приговор для тех украинцев, которые там останутся. Нельзя забывать, с кем мы имеем дело и как противник относится к тем, кто поддерживает Украину. Я не раз видел это своими глазами, еще когда находился в Донецке. Обращаюсь к властям Украины: не бросайте людей.


Share →

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *