На прошлых выходных вместе с волонтерами съездил на передовую в Авдеевку и Трехизбенку к бойцам. Привезли им буржуйки, снаряжение, термобелье и лекарства. Вот наконец дошли руки написать отчет.

Все знают раскрученных волонтеров из крупных, распиаренных организаций. Но наряду с ними есть множество людей, которые помогают фронту в небольших объемах, ездят сами по себе, на своих машинах к знакомым, которые служат.

Когда в Донбассе началась война и стало ясно, что армии необходима поддержка, киевлянин Ваня купил в Голландии внедорожник «Nissan Patrol» и стал вместе с друзьями возить бойцам еду и снаряжение. Ездят примерно раз в месяц, как только набирается достаточно груза, чтобы забить внедорожник до отказа.

Машину, на которой мы поехали на фронт, Ваня купил специально для поездок в зону АТО. В Европе подержанный внедорожник обошелся ему всего в 4700 евро. В Украине такое же авто стоит более чем в два раза дороже, из-за безумных таможенных пошлин, поэтому растаможивать «Nissan” не стали. Изначально «Patrol” был темно-красным, но его покрасили танковой краской, поскольку бывать приходится на передовой.

На фронт Ваня так и ездит на транзитных голландских номерах. Фактически машина считается «левой», но гаишники волонтеров пока не трогают. Делают исключение.

Выехали в ночь, чтобы доехать на место утром. Наш путь лежал в Авдеевку, на передовую, в окопы 93-й механизированной бригады. Снабжение армии, вопреки громким заявлениям чиновников, все еще остается на крайне низком уровне. Бойцы на фронте получают боеприпасы, оружие, форму и еду. Однако качество продуктов и экипировки не выдерживает критики. Лекарств от простуды тоже нет. С собой в джип мы впихнули даже две буржуйки, поскольку солдатам нечем было греться в холодных, сырых блиндажах.

К утру доехали в Красноармейск. Оттуда по разбитым техникой дорогам отправились в Авдеевку, сразу за которой начинается линия фронта. Если судить исключительно по сводкам с фронтов, кажется, что город давно уже полуразрушен обстрелами и пуст. Однако, это не так. В целом, Авдеевка выглядит вполне живой, сильно пострадали от вражеских обстрелов всего несколько кварталов. Тут и там дома в городе хранят отметины от мин и снарядов, но люди в них продолжают жить. Окна в квартирах крест-накрест заклеены пластырем и скотчем. Выбитые окна заделывают фанерой и парниковой пленкой.

После начала боев, часть населения покинула город, но большинство остается. Тем более, что градообразующее предприятие — Авдеевский коксохимзавод — пока работает. В этой части города обстрелы в период обострения на фронтах случаются достаточно часто. Снаряды ДНР ложатся как на территории завода, так и в промзоне вокруг. Промзона выглядит разбитой и пустой. Фасады зданий повреждены, целых стекол почти не осталось.

Маленькую Авдеевку мы пересекли довольно быстро и подъехали к выезду на Донецк. Там глазам предстала совсем уж апокалиптическая картина. В этой части город уже практически не жилой. Самые высокие многоэтажки, расположенные на южной окраине Авдеевки, закрыли собой другие кварталы и приняли весь артиллерийский удар на себя.

Этой многоэтажке выпала тяжелая судьба. Сразу за ней город заканчивается и начинается дорога на Донецк. С 90-х годов высотка стояла незавершенным долгостроем, но к концу 2000-х цена на недвижимость взлетела настолько, что стало выгодно закончить дом. За несколько лет до войны строительство завершили и стали продавать квартиры, которые пользовались спросом из-за близости к Донецку. Теперь же высотку постигла та же печальная участь, что и знаменитый дом в Донецке на Взлетной. Из-за своего положения он превратился в отличную мишень для снарядов и пуль. Больше здесь нет жителей. Пострадала и стоящая рядом малосемейка.

Когда-то здесь была конечная остановка трамвая, но теперь рельсы и контактная сеть уничтожены обстрелами. Остановка заброшена и бесполезна. Кругом валяются срубленные осколками ветви. Останавливаться здесь нельзя, поэтому все снимки делаются на ходу из окна автомобиля.

Позиции украинских военных находятся достаточно далеко за городом. Бойцы удерживают вентиляционный ствол шахты Бутовка. Я бывал там еще в мирное время и помню его целым, но теперь он почти разбит артиллерией. Чтобы доехать туда от нулевого блокпоста на позиции, необходимо преодолеть участок донецкой объездной трассы, построенной незадолго до Евро-2012. Трасса простреливается боевиками, поэтому ее проезжаем на максимально возможной скорости.

Дорога завалена обломками отбойника, кусками бетонных опор, неразорвавшимися гаубичными снарядами и осколками. Чтобы проехать, приходится лавировать между ними. Пока внедорожник едет по трассе фактически разделяющей наши позиции и позиции ДНР, переживаем не самые приятные секунды. В колеса впиваются острые осколки мин. Съехав с трассы, заезжаем на территорию шахты, в относительно безопасное место. Заднее колесо быстро спускает.

Шахта Бутовка представляет из себя мрачное зрелище. Промышленные постройки разбиты, кирпичная труба срезана снарядами под корень. Всюду обломки и жуткая грязь, перепаханная гусеничной техникой. Бетонные балки цехов обрушены. Лишь шахтные копры, побитые артиллерией, пока стоят.

Внедорожник застревает в раскисшей глине, поэтому приходится выталкивать его из луж.

Выработки шахты затоплены. Едва ли когда-то тут снова будут добывать уголь.

Посадки вокруг шахты посечены осколками и пулями. Позиции боевиков из батальона «Спарта» находятся всего в 150-200-х метрах отсюда. В период относительного затишья обстрелы в основном происходят по ночам, но война не прекращается ни на сутки. По украинским позициям работают минометы, АГС, стрелковое оружие.

Тут же меняем спущенное колесо. Сделать это в жидкой грязи непросто, но с помощью солдат все удается. Благо, за время нашего пребывания на позициях никто не стреляет.

Назад пролетаем тот же участок простреливаемой донецкой объездной трассы без происшествий. Даже сейчас видно, что это хорошая и новая дорога, которая была бы заполнена траффиком, если бы не пришли «освободители».

Небольшой видос из поездки в Авдеевку.

Следующий пункт — село Трехизбенка в Луганской области. До темноты туда наш внедорожник уже не успевает, поэтому останавливаемся на ночлег в Северодонецке. Дорога туда, не смотря на небольшое расстояние, занимает много времени. Проезжаем через множество блокпостов, по проселочным дорогам, через мрачные серые прифронтовые города, мимо разрушенных домов и мостов, взорванных боевиками при отступлении.

На обочине вдоль трассы встретились разбитые грузовики. Несколько дней назад тут была серьезная авария. Камаз выехал на главную дорогу со второстепенной и не пропустил военный грузовик, груженый углем. В страшном столкновении погибли водитель и пассажир Камаза и один из военных в Кразе.

Трехизбенка, как и Авдеевка, вопреки ожиданиям также не выглядела сильно пострадавшей, хотя через нее и проходит линия фронта. Отдельные дома уничтожены обстрелами, часто на воротах можно увидеть дырки от осколков, но в целом село выглядит живым. На улицах мы увидели людей и пасущихся коз, стекла в большинстве домов были целы.

Солдаты рассказали, что на телефоны им постоянно приходят сообщения с угрозами и предложениями перейти на сторону ЛНР. Такие смс-ки периодически получают все, кто живет вблизи линии фронта в «роуминге» сепаратистов.

В Терхизбенке нас застал бой. Мы уже выезжали из села, когда на другом краю зазвучали автоматные и пулеметные очереди. Все время, пока мы слышали звуки выстрелов, работало только стрелковое оружие. Все в рамках Минска. Артиллерия долбит только по ночам.

Последним пунктом в нашем путешествии был Северск. В Северске не было войны, но в целом он мало отличался от тех городов, где шли уличные бои. До революции Северск назывался Ямой, и надо признать, что это было вполне справедливое название.

В Северске у магазина нам повстречался алкаш-рецидивист, который рассказал самый отвратительный анекдот, который я когда либо слышал.

Из Северска, раздав весь груз из внедорожника, отправляемся назад, в столицу. По дороге на Харьков предстоит преодолеть последнее препятствие — взорванный боевиками мост через Северский Донец. Подрыв опор оказался неудачным, и обвалилась лишь одна сторона дорожного покрытия моста. Легковые автомобили теперь проезжают по уцелевшей половине, чтобы не ездить в объезд. Преодолевает препятствие и наш «Nissan”

Дальше Славянск, Изюм, несколько блокпостов, где наш внедорожник осматривают военные, убеждаясь, что мы не везем с собой с фронта оружие и боеприпасы, и долгая дорога на Киев. Следующая поездка предстоит теперь через месяц, перед Новым годом. К тому времени удастся собрать деньги на снаряжение и экипировку, снова закупить лекарства и белье.


Share →

Комментарии:

One Response to Как мы ездили с волонтерами на фронт

  1. Кулібін:

    Біля багатоповерхівки в 2014р.я кріпив на БТР протикумулятивні екрани.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *