Українською читати тут

Копанки и нелегальные угольные карьеры, существующие в Украине уже не одно десятилетие, возникли, как стихийный народный промысел, но со временем оформились в самостоятельную отрасль экономики. Сегодня в них добываются миллионы тонн черного золота. И если на начальном этапе развития нелегальной угольной отрасли вся добыча шла под черным флагом, то со временем подобные фокусы стали невозможны. Пристальное внимание к проблеме представителей СМИ и общественности заставило нелегальных угольных воротил обеспечивать себе хоть какое-то легальное прикрытие. Да и растущие объемы добычи требовали документального оформления.

В начале 2000-х годов нелегальные углекопы продавали уголь в мешках или обменивали его по бартеру на продукты. Позже, когда сформировались надежные каналы сбыта, и работа закипела по полной, угольная мафия изобрела множество разных способов легализации добытого топлива.

Наиболее простой заключался в том, чтобы оформлять нелегальный уголь через частные шахты и обогатительные фабрики — легально зарегистрированные ООО, занимающиеся добычей и переработкой угля или торговлей топливом. Такие стали возникать вначале 2000-х годов после массового закрытия государственных шахт. Предприниматели стали брать а аренду отдельные шахтные стволы и шахтоучастки ликвидированных нерентабельных шахт и выдавать на гора недоработанные запасы. При этом, в отличие от государственных шахт им удавалось не только оставаться на плаву, но и получать немалые прибыли. Правда, такая рентабельность обеспечивалась не только законными методами – частные шахты активно скупали дешевый уголь у нелегальных добытчиков, обеспечивали его своими сертификатами происхождения и продавали, как легально добытый.

Зачастую собственная добыча таким ООО не велась вовсе. Для получения миллионных доходов достаточно было просто на бумаге взять в аренду какой-нибудь давно закрытый ствол и заниматься скупкой топлива на дырках. Или самому организовать дырки. К примеру, в городе Снежное в организации подобной схемы периодически обвиняют ООО «Витрен», в 2002 году арендовавшее часть выработок закрытой шахты «Северная». По свидетельствам местных жителей, хозяева «Витрена» контролировали все нелегальные шахты в шахтерском поселке Северный и прилегающем к нему Глуховском лесу. Но не смотря на эти свидетельства и многочисленные публикации в прессе (поднимала проблему в частности газета «Остров»), доказать причастность компании к нелегальной добыче так и не удалось.

«Нелегальные шахты были обнаружены прямо на территории поселка а несколько те, которые находились в лесу вели добычу прямо в направлении поселка. Пройти по улицам не возможно. КРаЗЫ, КАМАЗы и «УРАЛЫ» проложили колеи глубиной до 60 см и даже глубже. Настоящие противотанковые рвы. И более того, такими же рвами отрезано от поселка и кладбище. К нему мы пройти в дождь не смогли. Это по улице Лакобы. Там же навалены огромные кучи леса, предназначенные для нелегальных шахт. По этой улице мы зафотографировали несколько бань. Правда полураздетая банщица сразу протрезвела и пригрозила нам расправой со стороны «Витрена». Мол, сейчас позвоню на «Витрен», приедут и прикопают вас живьем. И действительно на расстоянии нас сопровождали несколько туповатых «шкафов» со стрижеными затылками но к нам так и не приблизились», — писала газета «Остров» в апреле 2008 года.

Впрочем, в это время набирала популярность уже другая схема легализации «черного угля» – через государственные шахты. Эти предприятия всегда принимали участие в «отбеливании» топлива из копанок, но на полную мощь машина махинаций заработала после прихода к власти команды Тимошенко, в которой курировала угольную отрасль Наталья Королевская.

Схема была предельно проста и заключалась в том, что государственные предприятия принимали уголь из дырок и реализовывали его как свой. Поскольку нелегальный уголь стоил обычно в несколько раз дешевле официального, руководству удавалось не только заработать на этой разнице, но и наварить дополнительные средства на дотациях, которые выделялись государством на добытое количество черного золота. Принимая уголь у дырочников, шахта фактически получала деньги из воздуха, поэтому перед таким соблазном было невозможно устоять.

В начале 2000-х многие шахты попросту сдавали в аренду свои шахтные поля и старые стволы воротилам угольного бизнеса, у которых сами же и принимали добытое топливо. Лабиринты старых горных выработок, которыми были пронизаны недра горняцких городов, фактически никем не контролировались и широко эксплуатировались угольной мафией. Поскольку шахтные подземные ходы могли тянуться километрами, сидеть на пластах одного угледобывающего предприятия могло неограниченное количество «паразитов», жирующих на государственном угле.

В 2007 году, когда угольное министерство в украинском правительстве возглавил человек Натальи Королевской — Виктор Полтавец, махинации с углем под прикрытием государственных шахт стали контролироваться из Кабмина и приобрели совсем уж космические масштабы. О том, что именно тогда творилось в отрасли, можно судить хотя бы по нашумевшей докладной записке начальника финуправления Минугля Леси Лесик, в 2009 году появившейся в интернете.

«Кроме того, через ГП «Снежноеуглесбыт» закуплен уголь неизвестного происхождения и реализован потребителям через ГП «Уголь Украины» на сумму 138 млн. грн., а это почти 300 тыс. тонн, за которые ГП «Уголь Украины» стопроцентно рассчиталось. Через отдельные государственные угледобывающие предприятия и ГП «Уголь Украины» прорабатываются явные коррупционные схемы реализации угля и его обогащения. Так, уже в период кризиса, при недостаче денежных средств на выплату заработной платы шахтерам, через ГП «Свердловантрацит» закупается уголь неизвестного происхождения и по договорам ГП «Свердловантрацит» продается ГП «Уголь Украины» (сама высокая цена на уголь). С ноября по февраль такого угля было реализовано на 180 млн. грн. (300 тыс. тонн), что нанесло прямой убыток отрасли. При этом собственный уголь откладывается на склад – 59 тыс. тонн рядового угля и 144 тыс. тонн готовой угольной продукции. Из-за высокой цены (среднегодовая составляет 497,57грн.) при себестоимости 1 тонны готовой угольной продукции 353,15 грн. предприятие в условиях плановой убыточности отрасли получает колоссальные прибыли и насчитывает 66,5 млн. грн. налога на прибыль, при этом увеличивая недоимку перед бюджетом на 32 млн. грн» – писала Лесик, обращаясь к тогдашнему премьеру Тимошенко.

Позже в интервью Деловой столице Леся Лесик объяснила мотивы, побудившие ее составить такое послание. По ее словам, Королевская лоббировала ее увольнение из министерства, и записка была ответом на такие поползновения. В итоге боевые действия были остановлены Юлией Тимошенко, и других откровений от бухгалтера не последовало. Впрочем, и того что было сказано, вполне достаточно для того, чтобы составить представление о том, что происходило в отрасли Полтавца.

Упомянутый в аналитической записке «уголь неизвестного происхождения» — уголь из копанок, контроль над которыми в то время приписывали Наталье Королевской. В период ее кураторства через украинский углепром прошли миллионы тонн нелегально добытого топлива. По сути, государство попросту покупало украденное у него же черное золото, выплачивая грабителям щедрые суммы. При этом грабители зачастую были госслужащими и чиновниками.

Как говорил мой знакомый журналист Виктор Нестеренко, работавший в свое время в той самой упомянутой выше газете «Остров» — «Если за что и стоило сажать в тюрьму Юлию Тимошенко, так это за то, что она устроила в угольной отрасли. Но донецкие никогда не будут судить ее за это, потому что сами светятся во всех угольных махинациях».

Впрочем, после прихода к власти, донецкая финансово-промышленная группировка быстро свернула схему Королевской ввиду ее большой ненадежности. Использование государственных предприятий, и в особенности ГП «Уголь Украины» в столь сомнительных махинацией было чревато серьезными неприятностями. Малейшая утечка информации, как в случае с докладной Леси Лесик, однозначно указывала на причастность к преступлениям членов правительства. Поэтому «отбеливать» уголь стали другим способом, а от государственных шахт новые руководители страны теперь понемногу избавляются.

После 2010 года легализовать уголь из копанок стали через коммерческие структуры. Эти структуры имеют надежную крышу в правоохранительных органах и осуществляют свою деятельность без препятствий, при этом позволяют чиновникам оставаться формально чистыми перед законом. Доказать факт крышевания чрезвычайно сложно.

Схема легализации угля через так называемые «площадки» и конвертационные центры широко распространена в Украине по сегодняшний день. Она позволяет наиболее безопасно и беззатратно превратить антрацит, добытый в дырках, в абсолютно законный товар, который готовы покупать в том числе и за границей.

Алгоритм в целом несложный. Добытый в лесах и оврагах уголь поставляется на «площадки» — так на сленге называются многочисленные угольные склады, расположенные в горняцких городах. Другое распространенное название таких объектов – «пересевы». Уголь на площадках часто просеивается и сортируется по фракциям – семечка, орех, кулак. Там же получает необходимые документы, дающие ему легальный статус.

Угольная площадка являет собой большую территорию, куда свозятся сотни тонн топлива. На таких пересевах обычно работают десятки людей и современная погрузочная техника. Обычно они организуются вблизи железнодорожных веток и отгружают уголь вагонными нормами. Не приведи господь, если угольный пересев вдруг откроют вблизи жилых домов. В этом случае их жителям придется забыть про чистый воздух и на собственной шкуре узнать все прелести работы на угольном производстве.

http://www.youtube.com/watch?v=VEll3SOZSj0

Юридически площадка оформлена, как ООО, которое занимается торговлей углем. На самом деле уголь покупают в одном месте, а документы на него – в другом. В «налоговой яме». Так называют специальную фиктивную фирму, которая якобы поставляет уголь на площадку. Некоторое время такая фирма, оформленная на подставных лиц, работает по прикрытием налоговой, не подавая никакой отчетности, и в конце концов исчезает. Таким образом, дырочный уголь берется как бы из ниоткуда.

С площадки уголь перепродается дальше уже вполне легально, и предъявить претензии его последующим покупателям уже не за что. По факту все прекрасно понимают, какое топливо можно купить на «пересеве», но формально такая сделка не противозаконна. Таким образом, компании ДРФЦ и МАКО, связанные с Александром Януковичем и часто обвиняемые в торговле нелегальным углем, также скорее всего чисты перед законом. Они скупают на площадках уже «отбеленный» уголь. Другое дело, что заниматься махинациями площадкам и «налоговым ямам» позволяет власть, которая таким образом потворствует работе нелегальных схем.

В заключении следует сказать еще об одном популярном канале сбыта нелегального топлива – бесчисленной армии льготников, получающих бесплатный уголь по Горному закону.

Жители нешахтерских областей, должно быть, и не слышали о таком пережитке советского времени, как квартирный уголь. Между тем его в Донбассе получают сотни тысяч людей. По закону действующие и бывшие работники угледобывающих предприятий, имеющие стаж не менее 10 лет и проживающие в домах с печным отоплением, имеют право на несколько тонн бесплатного угля раз в году. Для отопления собственных домов. Надо ли говорить, какая это бездонная кормушка для чиновников?

По-хорошему, эту льготу давно уже стоило монетизировать и выплачивать людям деньги, на которые они могли бы сами купить себе топливо. Но в 1990-х этого не сделали из-за нехватки денег в казне, а позже квартирный уголь превратился в неиссякаемый источник левых денег для бюрократов. Разрозненная армия льготников, состоящая преимущественно из пенсионеров и инвалидов, живущих в забытых богом поселках – была идеальным мутным болотом для разного рода махинаций. Организованно контролировать качество угля старики не могли, зачастую были рады тому, что привозят хоть что-то, поэтому грабить их стали с особенным азартом. Вот рассказ типичного угольного льготника из Стаханова.

http://www.youtube.com/watch?v=yAmRWVqcR4M

В 1990-х квартирный уголь для льготников с целью наживы активно разбавляли штыбом и породой. Делалось это, в основном, на шахтах и таким образом обогащалась лишь дирекция угольных предприятий. С развитием нелегальной угледобычи на широкие коррупционные возможности Горного закона обратили внимание гораздо более высокопоставленные чиновники. И льготникам стали сбывать дешевый уголь из копанок, платило за которые, разумеется, государство. Впервые о таких схемах заговорили в период второго премьерства Юлии Тимошенко – тогда обвиняли в организации преступной схемы опять таки Королевскую, которая была причастна к организации копанок в Луганской области и по некоторым данным использовала Горный закон для сбыта собственного нелегального топлива. Напрямую обвиняли Королевскую в этом местные журналисты и члены шахтерских профсоюзов. Косвенно – депутаты областного совета и губернатор Луганской области.

Куда шире стали использовать льготников для сбыта сомнительного угля при новой власти. Масштабы махинаций позволяет осознать, к примеру, недавняя публикацияукраинского «Форбса». Достаточно процитировать лишь небольшой отрывок из статьи, чтобы составить свое впечатление.

«Государственное предприятие «Донуглереструктуризация» 26 марта, после проведения тендера, заключило договор с донецкой трейдинговой компанией «Донбас Ойл» на закупку 153 500 тонн угля. Сумма контракта – 221 млн гривен с НДС, сообщает «Вестник государственных закупок». Приобретенный уголь госкомпания должна передать бывшим работникам шахт и обогатительных фабрик – по закону, безработные шахтеры, пенсионеры, инвалиды и члены семей погибших горняков имеют право на получение льготного угля для бытовых нужд.

Согласно информации в «Вестнике госзакупок», трейдер должен продать «Донуглереструктуризации» 76 800 тонн топлива марок Г и ДГ по 1400 гривен за тонну и 76 700 тонн марки АМ по 1480 гривен. Это высокие по рыночным меркам цены. Для сравнения: по данным Минэнергоугля, шахтоуправление «Южно-Донбасское №1» в январе-марте продавало трейдерам уголь марки ДГ в среднем по 444 гривны за тонну, а объединение «Селидовуголь» – марки Г и ДГ по 517 гривен за тонну».

Пересказывать всю статью нет смысла, достаточно лишь упомянуть, что компания «Донбасс ойл» имеет те же телефоны, что компания «МАКО Инвест» и благотворительный фонд «Александр Янукович». Дальше можете додумать самостоятельно. Имеет смысл лишь сказать, что «Донбасс ойл» не имеет собственных угольных шахт, и таким образом реализует государству топливо, которое сама у кого-то покупает. У кого? Да у частников же! У тех же самых площадок, которые легализуют уголь из дырок и продают с чистыми документами. Паззл сложился.

Из-за несовершенства украинских законов и существования подобного рода бюджетных кормушек украинское государство ежегодно теряет миллиарды, оседающие в карманах высокопоставленных чиновников и членов их семей. И потому такие абсурдные черные дыры в казне будут существовать до тех пор, пока украинский народ не проявит волю и не настоит на том, чтобы их залатать. Сегодня в Украине не существует хоть сколько-нибудь вменяемого плана по легализации теневой угольной отрасли, а значит, нам есть над чем подумать, чтобы остановить беспредел.

Украинским экономистам и политикам давно пора публично разработать и предложить власти свой план реформ отрасли в качестве альтернативы тому, что происходит сегодня. И чем быстрее мы выступим с такой инициативой и потребуем от политиков выполнения таких требований, тем больше шансов у нас остановить дерибан украинского национального достояния. Иначе нашим детям останутся после наш лишь выработанные штольни да нищие шахтные поселки, с треском проседающие в преисподнюю.


Share →

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *