Пришло время для очередной экскурсии по шахтерской глубинке. На этот раз мы решили отправиться в Торез, который является, без сомнения, одним из самых колоритных и зрелищных городов Донецкой области. Наряду с соседними Шахтерском и Снежным, Торез живет исключительно за счет угледобычи, и потому может считаться заповедником шахтерского быта, эдаким городом-музеем, правда, изрядно потрепанным и ветхим.

Кризис угольной отрасли прокатился по угольным городкам наиболее безжалостно. Разрухи тут особенно много, но я честно старался не делать развалины и упадок главной составляющей этого репортажа. Фотографировал в основном разные любопытные детали, иллюстрирующие провинциальную жизнь.

В Торезе мы с belovol_zol десантировались на «штанах». Так называется развилка, где одна трасса разделяется на две. И тут же сфотографировали памятник… кому бы вы думали?

Подпись под скульптурой — «Родина», то есть «Батьківщина», отчего аллюзии становятся еще более сильными.

От памятника мы направились прямиком на городское кладбище. И вовсе не для того, чтоб снимать чернуху. Именно по кладбищу всегда можно узнать многое о городе и его обитателях, а уж погост в Торезе колоритный. Фотографии некоторых захоронений давно гуляют по интернету, но мне,как всегда, захотелось увидеть все своими глазами.

Дата смерти серьезного парня в «Умбро» — 1996-й год. Горячее время в наших широтах. Но большинство могил выглядят вовсе не так сурово и принадлежат мирным жителям.

Очень распространен в Торезе необычный вид памятника в виде звезды. Такие мне не встречались больше нигде. Возможно, местное изобретение. Советским рабочим негоже было лежать под крестами.

А вот, по-видимому, авторская работа. Из подручных материалов.

Распространена шахтерская тематика. По понятным причинам.

Памятник в виде шахтного копра. Мрачный символизм в свете последних событий в Макеевке, где подобный копер в буквальном смысле стал надгробием для 11 горняков.

Здесь же находится могила и самого известного в мире шахтера, педофила и пропойцы — Алексея Стаханова, в честь которого в Луганской области назван целый город. Свою жизнь зачинатель стахановского движения доживал в Торезе, в обычном бараке с печным отоплением и умер от алкоголизма в местной психбольнице.

А это грузинское захоронение, патриотично оформленное в виде национального флага.

Немного побродив по кладбищу, мы решаем не тревожить больше покой мертвецов, и отправляемся дальше. Торез, как и любой шахтерский город, имеет крайне неоднородную структуру. Поселки и относительная цивилизация здесь чередуются с участками дикой природы, лесами и балками. Взгляд в сторону центра.

На горизонте что-то вроде торезского «межигорья».

Довольно оригинальный проект. Домики на несколько хозяев, к сожалению, частично покинутые.

Традиционный местный пейзаж.

Футбольное поле на окраине приятного дубового леса. В глубине весь лес изрыт копанками, поскольку стоит практически на угле.

Дороги в Торезе густо посыпаны угольной пылью. Она мелко искрится на солнце и местами лежит слоем в несколько сантиметров. Грузовики с углем курсируют тут постоянно между копанками и угольными складами.

Классический полудикий угольный склад вблизи железнодорожной ветки. С расцветом нелегальной угледобычи такие склады возникли тут повсюду, как грибы. Пылища в сухую погоду вокруг них стоит адская, но в Донбассе к такому не привыкать.

Автопарк — традиционный для депрессивного шахтерского городка.

Железнодорожная ветка, ведущая к одной из местных шахт.

Мы идем вдоль путей, приближаясь к железнодорожной станции. Старые пакгаузы также превращены в угольные скалды. Здесь добытый на копанках уголь загружается в вагоны для дальнейшей транспортировки.

Продолжение следует. В следующей части рассказ о железнодорожной станции и поселках вокруг нее.

Share →

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *