Небольшой городок Зоринск, что находится в Луганской области, прославился на всю страну около десяти лет назад. В мае 2003 года 164 жителя этого города обратились в посольства 23 государств (Аргентины, Австрии, Бельгии, Греции, Израиля, Италии, Испании, Канады, Латвии, Литвы, Германии, Норвегии, Польши, Португалии, России, США, Финляндии, Франции, Чехии, Швейцарии, Швеции, ЮАР, Эстонии) с просьбой предоставить им политическое убежище в связи с невозможными условиями жизни в городе. Зоринцы посчитали условия своего проживания покушением на их жизнь и здоровье со стороны государственной власти.

Широкого резонанса в прессе тот случай не получил. Интернет в те времена еще не был столь доступен, как теперь, а главные СМИ страны подобные эксцессы в преддверии выборов 2004 года старались особенно не тиражировать. Ситуацию в Зоринске пообещал взять под свой контроль тогдашний губернатор Ефремов, однако и после этого в городе мало что изменилось.

Зоринск по сей день остается в Луганской области одним из самых проблемных городов. Когда-то население его насчитывало 14,5 тысячи жителей. Сейчас количество горожан сократилось почти вдвое — до семи с половиной тысяч. Что и говорить, данные весьма красноречивы. В городе полно брошенных жилищ, хозяева которых навсегда покинули Зоринск в поисках лучшей доли. Последствия их исхода лучше всего можно наблюдать в единственном многоэтажном микрорайоне города – квартале 40 лет Победы. В домах там множество окон выдают нежилые квартиры, как в Украинске.

В квартале с 90-х годов стоят четыре заброшенные «малосемейки»

Судьба брошенных многоэтажек банальна – в 90-х годах люди бежали из города, бросая квартиры, которые в то время не стоили ничего. Некоторые дома, где таких квартир было особенно много, стало просто невозможно эксплуатировать.

Пустые жилища промерзали, из них воровали трубы и батареи, коммуникации домов приходили в негодность. Теперь брошенные «малосемейки» выпотрошены до основания, и о бывших жильцах напоминают только обрывки обоев на стенах. В некогда жилых помещениях собираются наркоманы, оставляющие после себя шприцы и блистеры от «Кодтерпина».

Вид изнутри

Вид на Зоринск с крыши

Брошенный дом — отличный рекламный носитель. Одного взгляда хватает, чтобы составить о Зоринске полное впечатление.

На первых этажах брошенных зданий продолжают функционировать магазины и похоронная контора. О том, как зоринцы покидали свои жилища, мы решили расспросить продавцов в одной из продуктовых точек, однако тут выяснилась одна любопытная особенность – жители города панически боятся видеокамер и журналистов. К самым безобидным вопросам относятся с подозрением. Избегают ответов, либо напрямую отвечают, что боятся говорить. С такой реакцией местных жителей автор статьи прежде не сталкивался нигде.

— Какие в Зоринске проблемы? А что, не видно? Сейчас скажу, а потом — пятнадцать лет без права переписки…. – вполне серьезно ответил на банальнейший вопрос здоровенный мужик, копающий лопатой траншею у одного из домов. На дне канавы плескалась грязная вода и виднелись насквозь проржавелые трубы.

С коммуникациями в городе серьезная проблема еще с 90-х. В лихое время город остался без телефонной связи – кабели разворовали на металлолом. Большая часть Зоринска негазифицирована. Вода поступает по графику из соседнего города Артемовска, который и сам порядком страдает от ее дефицита. До жителей Зоринска и вовсе доходит лишь 20 процентов воды – остальное теряется из-за поломок и порывов. Не работает половина задвижек на центральных водоводах. Нет редукционных устройств, понижающих давление в сети, из-за чего при мощной подаче воды трубы не выдерживают и рвутся. Причина столь плачевного состояния водных сетей в обычной чиновничьей халатности, из-за которой сети сегодня не принадлежат ни городу, ни водоканалу. Бесхозными они вдруг стали в результате внутренней реорганизации «Луганскводы», Теперь на содержание их нет денег, и решать эту проблему пока никто не спешит.

Еще одна боль Зоринска – дороги. Удручающее их состояние обусловлено сразу несколькими факторами. Первый – это, конечно же, безденежье. В бюджете депрессивного города находятся деньги лишь на ямочный ремонт. Второй – копанки, окружающие город. Большегрузные самосвалы, транспортирующие уголь, добытый в них, нещадно уничтожают и без того плохое покрытие. Третий – все та же пресловутая халатность. Так, спустя всего три года после открытия нового моста-путепровода через железную дорогу по улице Станционной, он вновь оказался в аварийном состоянии. Выяснилось, что качество работ было очень низким. Основная база перекрытия дороги не была связана арматурой с поперечными плитами, асфальт на путепроводе начал проседать, и движение по нему стало небезопасным.

Столь безрадостное состояние города, однако, не обусловлено тотальной безработицей и отсутствием бюджетообразующих предприятий. В этом отношении Зоринск – город особенный. На смену закрытой в результате реструктуризации шахты «Никанор» здесь в 1998 году ввели в строй первую в независимой Украине новую шахту «Никанор Новая» (любопытно, что стела выполнена с советской символикой).

Казалось, городу безмерно повезло – в то время, как у других просто закрывали, здесь еще и строили.Но с новой шахтой вышла загвоздка – пустить ее долгое время не удавалось из-за бумажной волокиты. С горем пополам заработала она только недавно, и до сих пор функционирует лишь на половину от запланированных показателей – вместо 500 тыс. тонн в 2011 году «Никанор Новая» выдала лишь 205.

Шахта «Никанор Новая» на самом деле не такая уж и новая. Открыта она была на месте закрытой шахты «Никанор», использует ее же наземные коммуникации, а разработки ведет на самых глубоких ее пластах. Запуск шахты в 1998 году был обставлен с большой помпой и подавался, как огромная заслуга государственных и местных управленцев. Тогда мало кто мог предположить, что всего через несколько лет шахтеры от отчаяния станут просить политического убежища за границей.

Сегодня шахта функционирует, однако запуск ее так и не снял с облика города отпечатка тотального упадка. Безнадега здесь сквозит буквально во всем – пересохших фонтанах, запущенных памятниках, неубранных улицах, живописных и скорбных руинах домов.

Возле памятника погибшим во Вторую мировую горнякам шахты «Никанор» современные горняки навалили горы мусора. Пустые бутылки, упаковки из-под чипсов, шелуха от семечек – такова повседневная обратная сторона ежегодных помпезных празднеств по случаю Дня Победы над Германией. С уборкой власти города не торопятся. Заметно, что мусор здесь накапливался довольно долго, и убирают его, скорее всего, только к официальным датам.

Память героев прошлых войн в Зоринске вообще не в почете. В 2007 году в городке произошел небывалый для Донбасса случай. По инициативе мэра-регионала в центре Зоринска возле ДК «Шахтер» был снесен памятник молодогвардейцам. Снесен КРАЗом через месяц после окончания официальных торжеств по случаю 65-летия Молодой гвардии на глазах у всего городка. Заместитель городского головы М. Брехунцов заявил прямо «На ремонт памятника денег не было, поэтому была дана команда его уничтожить». Сегодня о памятнике у здания клуба напоминает лишь след от постамента, что лишний раз дает возможность убедиться – георгиевские ленточки и пламенные речи только показуха для избирателей, и на самом деле отношение партии «бело-голубых» к памяти павших воинов в лучшем случае наплевательское и отстраненное.

Горожанам, впрочем, тоже, видать, не до идеологических вопросов. Разговоры на остановке, где мы ждали обратный автобус на Донецк, сводились главным образом к проблемам транспорта, водоснабжения и растущим ценам. Одна пожилая женщина рассказывала знакомой о сыне, сломавшем руку в копанке и вынужденно сидящем на больничном без всякой компенсации. Словом – обычная донбасская глубинка, по уши увязшая в проблемах.

Некоторое время назад в прессе встречалось мнение, что небольшие шахтерские города и поселки легче и дешевле расселить, нежели привести в надлежащее состояние. Тяжело сказать, насколько подобная теория осуществима на практике, но после нескольких часов пребывания в Зоринске, возникает уверенное ощущение в том, что ничего хорошего здесь уже никогда не произойдет, и единственный способ вырваться из этой безнадеги – собрать вещи и ехать далеко отсюда, куда глаза глядят. И похоже, со временем большая часть трудоспособного населения этих мест так и поступит, если в ближайшее время для Донбасса не будет разработана специальная экономическая программа, позволяющая вытянуть регион из системного кризиса, в который его погрузили те, кто руководит «благополучием» страны…

Написал для Острова. Во второй части — мелкие детали и наблюдения


Share →

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *